Иван и Данило Иван и Данило Красный Матрос Если раскрыть повесть-сказку Бориса Гребенщикова (СПб, "Красный матрос"), то можно поразиться тому,
Иван и Данило 5718702632 2005 66 Красный Матрос Александр Флоренский Если раскрыть повесть-сказку Бориса Гребенщикова (СПб, "Красный матрос"), то можно поразиться тому, как много в ней митьковского не только в рисунках, Иван и Данило

Борис Гребенщиков: Иван и Данило

Книга Бориса Гребенщикова «Иван и Данило», ISBN 5-7187-0263-2
[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]
АвторБорис Гребенщиков
Год2005
Количество страниц66
ПереплетМягкая обложка
Формат84x104/32
ISBN5-7187-0263-2
ИздательствоКрасный Матрос
Тираж1000
ИллюстраторАлександр Флоренский
ЯзыкРусский
Вес0.055
Все характеристики
Если раскрыть повесть-сказку Бориса Гребенщикова (СПб, "Красный матрос"), то можно поразиться тому, как много в ней митьковского не только в рисунках, принадлежащих перу Александра Флоренского, но и в текстах самого Б.Г.

Книги «Иван и Данило» в настоящее время нет в наличии.

В каком интернет-магазине купить книгу "Королева времени (6+)" недорого. Сравнение цен.
Цитаты из книги «Иван и Данило»:
А все потому, что не глазами смотрит, а иллюстрацию внутри себя наблюдает. Покажи ему куст - пока в книжке название не прочитает - не заметит. И идет это не по шерстке, а супротив, через пень-колоду, с сучка на задоринку, каждый метр с бою берет. Пока борется - ни на что не смотрит; кончит бороться - а уж все прошло.
"А вот я все думаю - как же ты совсем чертей этих не испугался? А вдруг бы они настоящие были?"
"Да нет, Данилушко, черти на самом деле все как один видимость. Мы им, если их испугаемся, сами силу даем. А не дать им силу - так они и есть одна галантерея."
А еще, пока по лесу ходил, понял, какой в мире есть закон. И таков он, что словами его не напишешь, цифрами не сосчитаешь. Но если сердцем и руками - то весь как есть исполняется.
А Иван сидит себе; и вроде не смотрит, а все видит; и вроде не слушает, а все слышит. Вот пичуга ночная цыркнула - Иван знает, какая и почему. Вот хозяин фыркнул - старый пень увидел, гнилушки светятся, а он к
ним примеривается, зачем, дескать. Вот ветерок дунул - и вроде бы ерунда такая, так - движение воздуха, - а Иван сидит и ухмыляется про себя; знает, что просто так ничего не бывает. Так и сидит, пока звезды не начнут меркнуть.
"Простите, говорит, не знал вашей силушки".
"Да какая, турист, у нас силушка. Вот земля стоит, вот ветер дует, вот ручей журчит, вот огонь горит. А наша служба - сердце к этому приложить. Приложишь и слышишь - надо, брат Ваня, помочь. А отчего не помочь, раз руки есть. Начнешь делать, смотришь - а тебе все, что на свете есть, на свой манер подсоблять начнет. Так и живем - вместе".

Да нет, Данилушко, черти на самом деле все, как один, видимость. Мы им, если их испугаемся, сами силу даем. а не дать им силу - так они и есть одна галантерея.

Говорю еще напоследок - не страшно, академик, обратно в город идти? А он смеется - был я академиком, было страшно. Теперь человеком стал, и нормально.
К нам природа открытой книгой стоит, манит да ласкает; а он к ней с переплету подошел, а что с лица зайти надо, так ему невдомек, он переплет зубами раздирает, на иголки да скрепки натыкается, сухой клей ест. Так и во всем.
На электростанции в будке живет монтер, ну вот как мы с тобой, но совсем один. Он через это и говорит плохо, но если попривыкнет, то все понимает.
И налицо полное согласие между ним и окружающей его
действительностью. Совершенно ненаучная ситуация, а ему и дела нет. Постоит еще немного и пойдет спать.

За гребенщиковской инфернальной поэзией совсем как-то почти не видна проза. Признаться, до этого года я вообще не знал, что БГ еще и про заек. Иван и Данило – вещь абсолютно зачетная и на 100% гребенщиковская. Для кого это скорее комплимент, чем оскорбление, тому понравится. Остальным – вряд ли.

Нет такого закона, чтобы в природе чего-либо не было.

Гомеопатия, говорит, такое устройство для сугрева и чтоб захорошело. Опять-таки уничтожает микроба".
- "Да мы, человек хороший, и так в тепле, в хороше. А что до микроба, так он свою службу держит, мы свою, у нас мир да совет. Не за што нам его бить".

Раз люди сделали, то не может быть, чтобы зря.

Потому как нет такого закона, чтобы в природе чего-либо не
было.
Утром выходят - а в природе такая благодать, как будто все часы встали и радио выключилось. Травиночка стоит к травиночке, лепесточек к лепесточку, как на подбор, каждая росинка брильянтом лежит, ветер на деревьях листочками шепчет. Солнышко сквозь зеленые веточки светит, и слова такого нет, чтобы сказать про это, да и
незачем.